Публикации

Ново-Иерусалимский монастырь в Казани. История и современность

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Анатолий ЕЛДАШЕВ
Ново-Иерусалимский монастырь в Казани. История и современность

Удивительное место на высоком берегу озера Средний Кабан выбрал в 1665 г. митрополит Лаврентий 1 для строительства Казанского Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Это было своего рода посвящение Истринскому Воскресенскому Ново-Иерусалимскому монастырю.

Известно, что этот высокий монастырский холм ещё задолго до освоения его православными монахами пользовался почтительным уважением со стороны местного татарского населения.

Основное каменное строительство монастыря началось на рубеже XVII-XVIII вв. После секуляризации монастырских земель в 1764 г. обитель оказалась за штатом и находилось под угрозой окончательного закрытия. Но в 1789 г. митрополит Вениамин2 переехал из Казанского Кремля в монастырь и с этого времени весь комплекс стали называть загородным Архиерейским домом.

Екатерина II, чувствуя свою вину перед митрополитом за то, что в октябре 1774 г. он был ложно обвинён в сотрудничестве с Емельяном Пугачевым и провёл несколько месяцев в казанском остроге, выделила на обустройство дома крупную денежную сумму. Монастырский ансамбль отчасти возводился по чертежам умершего к тому времени известного архитектора Варфоломея Растрелли (1700-1771) под руководством казанского зодчего Василия Кафтырева (? — 1807).3

 В 1789-1830 гг. загородный дом являлся административным центром епархии, позже, после восстановления дома архиереев в Кремле, обитель служила казанским архиереям местом для летнего отдыха.4

Почти постоянно в архиерейском доме проживал, будучи архиепископом Казанским – Серапион (Стефан Александровский).5 Об этом свидетельствует рукописная копия с фрагмента дневника, охватывающего период с 1 января по 21 апреля 1803 г. и с 1 по 13 января 1804 г.6

Архиерейская дача — единственный в Казани монастырский комплекс, сохранивший в основном изначально задуманную архитектурную целостность.

К сожалению, архив загородного Архиерейского дома в годы гонений на Церковь в XX столетии был полностью уничтожен.7 Поэтому не представляется возможным сегодня проследить историю святой обители, восстановить имена монашествующих и других лиц, погребенных на монастырском некрополе.

Монастырский некрополь не стал предметом изучения в конце XIX века ни для крупного казанского краеведа Н. Я. Агафонова, ни для архиепископа Никанора (Каменского), занимавшимся археологической деятельностью. Агафонов в своём исследовании8 привёл имена 3207 казанцев9, погребенных на городских погостах. Он обстоятельно исследовал надгробия известных кладбищ Казани, однако им не было обследовано Воскресенское (Архиерейское) кладбище.

Отсутствуют подобные исследования и у современных казанских историков — Льва Жаржевского, Мансура Лисевича, Георгия Мюллера, Бориса Гришанина, Ильдара Алиева.

Для современных изысканий основным источником при изучении истории комплекса монастыря может послужить объемный труд профессора Казанской Духовной Академии И. М. Покровского.10 Однако в нём также нет упоминаний о захоронениях на монастырском некрополе.

В конце XIX — начале XX вв. казанскими лингвистами были прочитаны надписи, сделанные арабским шрифтом на двух каменных могильных плитах, лежавших: одна — у надвратной церкви Тихона Амафунтского (ныне церковь освящена во имя Иверской иконы Божией Матери), другая — около колокольни Воскресенского собора. Надгробия были установлены на княжеских булгарских захоронениях и датируются второй половиной XIII века.11 В настоящее время эти плиты хранятся в Национальном музее Республики Татарстан.

Автору из достоверных источников известны два захоронения монастырского некрополя XIX века.

Здесь упокоился известный казанский масон и вольнодумец Полянский Василий Ипатович (1742 — 1800/01), пожертвовавший в 1798 году Первой Казанской мужской гимназии свою библиотеку. Впоследствии библиотека Полянского наряду с книжным собранием Г. А. Потёмкина составила основу формирования будущей библиотеки Казанского императорского университета.12

Василий Полянский был погребен в фамильном месте упокоения рода Юшковых, слева от входа в парк, за алтарём Воскресенской церкви.13

Лучшим из памятников первой половины XIX века известный казанский искусствовед П. М. Дульский признаёт сооружение над могилой Н. И. Юшковой. «Памятник, как пишет исследователь, главным образом интересен своим барельефом, композиция и техника которого заставляют предполагать, что выполнял эту скульптуру незаурядный мастер».14

Юшкова Наталья Ипатьевна († 1815) являлась сестрой Василия Ипатовича Полянского и женой председателя казанского верхнего земского суда Юшкова Ивана Иосифовича († 1811). Она была матерью Владимира Ивановича Юшкова (1789–1869) — мужа родной тётки Льва Николаевича Толстого Пелагеи Ильиничны (1797 — 22 декабря 1875).

Архиерейскую дачу посещал также и Лев Толстой, где в тенистом монастырском парке, он проводил время вместе со своей первой возлюбленной Зинаидой Молоствовой15.

Н. И. Ильминский, а вслед за ним и Н. П. Загоскин отмечают, что до захоронения Полянского за алтарём Воскресенского собора уже покоилось несколько членов семьи Юшковых. Исследователям ещё предстоит установить их имена.

Несомненно, на некрополе монастыря погребали священнослужителей и монашествующих, до 1950-х годов за алтарем Воскресенской церкви еще сохранялись могильные камни с именами упокоившихся священников.

Уместно напомнить, что 5 июля 1894 г. архиерейскую дачу посетил святой праведный протоиерей Иоанн Кронштадтский, куда он прибыл, чтобы испросить благословение Казанского архипастыря Высокопреосвященнейшего Владимира16 на совершение литургии в Благовещенском Кафедральном соборе.

На территории бывшего монастыря сохранился в основных своих очертаниях парк второй половины XVIII века. Склон и основание холма, на котором был расположен архиерейский дом, были любимым местом летних прогулок горожан. Живший в конце 1830-х годов в Казани англичанин Э. Турнерели вспоминал, что в большом ухоженном саду с аллеями, беседками, клумбами цветов прогуливались дамы и кавалеры. А «небольшая красивая церковь» была местом паломничества благородных горожан.17

В советское время комплекс архиерейской дачи утратил свое былое величие, но запущенный и бесхозный сегодня парк по прежнему сохраняет прорисовку аллей и тропинок. На его центральной аллее среди дубов, лип, клёнов и берёз растёт самая старая веймутова сосна18 нашего города, в три обхвата и высотой в 29 метров; она была посажена ещё при митрополите Вениамине в 1767 году.19 В 2017 году ей исполняется 250 лет.

Пришло время собирать некогда разбросанные камни, и Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь и его некрополь милостью Божьей восстают из праха. Поколению ныне живущих православных верующих остается не терять времени, но, Богу содействующу, возрождать некогда попранную святыню.

Примечания

1. Казанский митрополит Лаврентий II (на кафедре с 1657 по 1672 г.). Был погребен в усыпальнице под главным алтарем Благовещенского собора в церкви Всех Святых. См.: Республика Татарстан: православные памятники (середина XVI — начало XX веков). — Казань: Фест, 1998. — С. 14. Могила не сохранилась.

2. Казанский митрополит Вениамин (Пуцек-Григорович) (на кафедре с 1762 по 1782 г.). С апреля 1782 г. жил на покое в Седмизерной Богородичной пустыне. Скончался в июле 1785 г. Был погребен в соборном храме в честь Смоленской иконы Божией матери. См.: Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1901 год. — Казань, 1901. С. 397-398. Рака не сохранилась.

3. В частности, архиерейский дом с домовой церковью в честь Воскресения Христова. Первый этаж был выстроен еще в конце XVII века. В 1780–1781 гг. дом был перестроен по проекту Растрелли под руководством В. И. Кафтырева. Яркий образец барокко. См.: Республика Татарстан: православные памятники (середина XVI — начало XVII веков). — Казань: Фест, 1998. — С. 72.

4. Республика Татарстан: православные памятники (середина XVI — начало XX веков). — Казань: Фест, 1998. — С. 72.

5. Серапион архиепископ Казанский с 21 октября 1799 г. по декабрь 1803 г. В январе 1804 г. он был переведен в Киев, где и скончался в сентябре 1822 г. в сане митрополита Киевского и Галицкого. См.: Серапион (Стефан Александровский) // Русский биографический словарь. Т. «Сабанеев — Смыслов» / Под ред. А.А. Половцова. — СПб., 1904. — С. 342.

6. ОРРК НБ КГУ № 2648 «Дневник Серапиона, архиепископа Казанского» 1803 — 1804 гг. Подробнее о его проживании в архиерейском доме см.: Вишленкова Е.А. Повседневная жизнь казанского архиепископа Серапиона // Повседневность российской провинции: история, язык и пространство: Материалы 3-й Всероссийской летней школы «Провинциальная культура России: подходы и методы изучения истории повседневности». Казань, июнь — июль 2002 г. / Под ред. С.Ю. Малышевой. — Казань, 2002. — С. 153 — 160.

7. Из заявления в Центральный архив Татарской Социалистической Советской Республики от бывшего губернского архивариуса Казанского губархива и заведующего I отделением его, переименованным в секцию культуры и быта Татцентрархива, ныне библиотекаря и заведующего общим архивом статистического Управления Татреспублики, профессора И.М. Покровского от 10 октября 1928 г. (...) Погиб ценнейший и старейший казанский архив загородного Архиерейского дома, приведенный мною в полный порядок в начале XX ст[олетия], когда я писал свою докторскую диссертацию в бытность профессором академии. Когда до меня дошел слух об опасности, грозившей этому архиву, и когда мы с только что назначенным управляющим Губархива бросились в загородный Архиерейский дом, то по озеру Кабан нам встретились только обгоревшие листы бумаги, разнесенные по льду (дело было в феврале или марте 1919 г.). Архив накануне нашей поездки был сожжен дотла. (...) Ссылка на: Троепольская Н. Загородный Архиерейский дом: фрагменты истории // Гасырлар авазы — Эхо веков. — 2003. — № 1/2. — С. 174. Полностью заявление И. М. Покровского дано в исследовании Садыковой Р. «Я служил любимому мной делу и сохранял ценнейшее достояние Знания и Культуры» // Гасырлар авазы — Эхо веков. — 2001.— № 3/4. — С. 213 — 223.

8. Агафонов Н.Я. Казань и казанцы. Т. I. — Казань, 1906. — С. 58 — 113.

9. (Подсчеты наши — А.Е.).

10. Покровский И.М. (1865-1941) — известный ученый-историк и краевед, профессор Казанской Духовной академии, стоял у истоков архивного дела в Республике Татарстан. Его труд — Казанский архиерейский дом, его средства и штаты, преимущественно до 1764 года. Церковно-археологическое, историческое и экономическое исследование. — Казань. 1906.

11. См.: Шпилевский С.М. Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии. — Казань, 1877. — С. 475-477. Ашмарин Н.И. Об одном мусульманском могильном камне в загородном архиерейском доме в Казани. Известия общества археологии, истории и этнографии при императорском Казанском университете. Т. XXI, вып. 1. — Казань, 1905. — С. 92 — 113.

12. Артемьев А.И. Прогулки по Казани. Университетская библиотека. Казанские губернские ведомости. 1850, № 16. Артемьев А.И. Библиотека Казанского университета. Журнал Министерства народного просвещения. Часть LXX. — С. 88 — 92. Записки Добрынина. Русская старина. 1871. Т. IV. — С. 132. Булич Н.Н. Из первых лет Казанского университета (1805-1819). Часть I. — Казань, 1887. — С. 101 — 108. Татарский энциклопедический словарь. — Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. — С. 445. Ермолаев И.П. Прошлое России в лицах (IX — XVIII вв.). Биографический словарь. — Казань, 1999. — С. 136. Татарский энциклопедический словарь. — Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. — С. 445.

13. Загоскин Н.П. История императорского Казанского университета за первые сто лет его существования (1804 — 1904). Т. III. — Казань, 1903. — С. 13.

14. Дульский П.М. Памятники казанской старины. — Казань, 1914. С. 152 — 153. В работе представлена фотография фрагмента памятника в виде скорбящего склонённого ангела. Из известных нам работ это единственная фотография надгробий Воскресенского некрополя.

15. Толстой Л.Н. Собр. соч. в 22-х т. Т. XXI. — М., 1985. — С. 42.

16. Архиепископ Владимир II (Иван Степанович Петров) (28 мая 1828 — 2 сентября 1897). С 7 мая 1892 — архиепископ Казанский и Свияжский. Скончался от заражения крови. Погребен в склепе под алтарем Благовещенского Кафедрального собора. Место будущего своего погребения заранее указал сам. Могила не сохранилась. См.: Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1897 год.— Казань, 1897. — С. 483 — 490.

17. Turnerelly E. Kazan … with an account of the province to which it belongs. Vol. II. London, 1854. P. 10. Ссылка на: Вишленкова Е.А. Повседневная жизнь казанского архиепископа Серапиона // Повседневность российской провинции: история, язык и пространство: Материалы 3-й Всероссийской летней школы «Провинциальная культура России: подходы и методы изучения истории повседневности». Казань, июнь — июль 2002 г. / Под ред. С.Ю. Малышевой. — Казань, 2002. — С. 160.

18. Веймутова сосна, дерево из рода сосновых. Ствол прямой, высокий (до 60 м), хвоя сизо-зелёная. Родина — Северная Америка. Древесина используется в строительстве, в мебельном, карандашном и спичечном производстве. В культуре как декоративное растение. См.: Советский энциклопедический словарь. — М.:Советская энциклопедия, 1981. — С. 203.

19. Возраст старейшей в городе сосны определён с помощью специального бура директором Татарской лесной опытной станции Михаилом Суховым в октябре 2005 г. См.: Восточный экспресс. 27 октября 2005 г.

Теги:
Новоиерусалимский монастырь
история Казанской епархии
митрополит Казанский Лаврентий

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации