Публикации

Митрополит Феофан: Казанская икона Богородицы — символ единения всей России

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Пресс-служба Казанской епархии / Телекомпания «Эфир»
Митрополит Феофан: Казанская икона Богородицы — символ единения всей России

1 ноября 2016 года гостем программы «Главные новости» на региональном телеканале «Эфир-24» стал митрополит Казанский и Татарстанский Феофан. Беседовал с главой Татарстанской митрополии ведущий Тимур Рагга.

Ведущий: Всего несколько дней отделяют нас от празднования Дня Казанской иконы Божией Матери. О значении этого праздника мы и поговорим в программе «Главные новости» прямо сейчас. Я вас познакомлю с гостем в нашей студии. Сегодня им стал митрополит Казанский и Татарстанский Феофан. Владыка, добрый день, здравствуйте!

Митрополит Феофан: Добрый день, Тимур.

Ведущий: Все важные социальные и духовные вопросы мы обсуждаем по традиции с Вами в этой студии, тем более, что повод сегодня радостный — день Казанской иконы Божией Матери, особый праздник. Хотелось бы поговорить о его значении. И для начала — об истории, все-таки праздник отмечается с XVII века, если я не ошибаюсь.

Митрополит Феофан: Да. Удивительно явление иконы Божией Матери, которое произошло не где-то в другом месте, а в Казани. И во временном плане — когда явилась икона Божией Матери? Практически накануне Смутного времени. Кто первый как священник принял икону Богоматери? Это будущий Патриарх Гермоген. Именно Патриарх Гермоген то, что называется, вдохнул силы в ополчение для сопротивления незваным нашим гостям. Вот такая очень непростая цепочка участия Божьего и Божией Матери в судьбе России. Не будем повторяться, много раз уже говорили, что некая девица нашла эту икону Богоматери и нашла чудесным образом. Ей было явление, что вот здесь надо копать и будет найдена икона Самой Богоматери. Не поверил никто девочке, но потом все-таки поверила её мать благочестивая. Взяли лопату, начали копать…

Ведущий: Да, хотелось поговорить о значении самой иконы.

Митрополит Феофан: А значение самой иконы очень важное. Давайте мы вернёмся [в прошлое]: когда икона была обретена, то почувствовали от неё некий особый свет благодатный и как бы просветление ума. И этого никто так не чувствовал, как будущий Патриарх Гермоген. Он тогда был просто одним из приходских священников. Я не беру чисто историческую канву, а говорю о влиянии через икону Самой Богоматери в защиту России. Посмотрите, когда собиралось ополчение, с какой иконой они пошли? С иконой Казанской Богоматери. И почему мы празднуем именно этот день? Вошли в Москву, освободили от незваных гостей.

А теперь другое. Посмотрите, какое замечательное явление: принято у нас, уже в новом времени, решение о том, чтобы именно день Казанской иконы Богоматери стал Днём народного единства.

Ведущий: Да, очень интересно вот это совмещение двух праздников.

Митрополит Феофан: Да, совмещение двух праздников: с одной стороны, религиозный фактор — почитание Богоматери через Её икону. А с другой стороны, национально-историческая канва прослеживается через этот праздник.

Почему именно этот день [назван] Днём единства? Потому что Отечеству, России грозила величайшая опасность быть стёртой [с политической карты]. Объединился по призыву Патриарха Гермогена народ, который, кстати, был заморен голодом, но не сдался, ведь пошли грамоты [Патриарха] по всей России. Отсюда и Минин, и Пожарский, отсюда ополчение под Нижним Новгородом. Скажу больше: кто шёл вместе с ополченцами? Шли и мусульмане, очень много, и татары были. Шли защищать, потому что Россия для них тоже стала общим домом. И вот это единство было не только в среде православных...

Ведущий: То есть, тогда представители всех религий объединились.

Митрополит Феофан: Объединились все силы — национальные, религиозные. Шла борьба за Россию, за государство наше, в котором мы, многоконфессиональные и многонациональные, ещё в те времена, защищали свой дом. И этот день неслучайно избран как праздник единства народов. Не сказано, что единства православных народов — нет! День единения всей России. И замечательно, что мы празднуем этот праздник вместе.

Ведущий: Ну да. Сейчас идёт идея возрождения патриотизма, но в момент нахождения иконы отношение к празднику менялось — все-таки, XVII век. Хотелось бы понять, как менялось отношение к празднику.

Митрополит Феофан: Я бы не сказал, что оно менялось, я бы сказал немножко шире. Менялось — это значит, то затихало, то, так сказать, опять некие были вспышки большего почитания. А вот как раз, что касается Казанской иконы — с первых дней явления и по нынешний день эта икона остаётся любимой иконой православных людей. Мало того, я часто наблюдаю, бывая в Богородицком монастыре, как к одному из списков подходят люди неправославные, чаще женщины. Стоят и внутренне — не крестясь, а внутренне — молятся перед иконой, мысленный свой взор обращают к Богородице, Которую они также почитают. И что получается? Получается, что эта икона объединяет нас. Богоматерь — Она защитница и неслучайно, что она в Казани явилась, в таком двуполярном, в какой-то степени, я бы сказал, сообществе. Многие другие полюса есть, но двуполярный [Татарстан] всё-таки: это Православие и ислам, или ислам и Православие, два таких направления, вектора в религиозной жизни. И икона Казанская стала неким символом.

И обратите внимание: вы говорите, какова историческая судьба. Она [икона] шла с Россией всё время: и в Великую Отечественную, и в первую [Отечественную] войну с Наполеоном в рядах [русских войск] была икона Богоматери... Да что там говорить! В память об освобождении Москвы от незваных гостей в те Смутные времена что было построено? Собор. Какой собор? Где построен? На площади около Кремля в честь Казанской иконы Божией Матери.

Ведущий: Да, здесь отношение очевидно, конечно.

Митрополит Феофан: Идём дальше. Посмотрите, новая Россия при Петре I. И далее что происходит? Пётр, Екатерина, Казанский кафедральный собор — там, в Северной Пальмире, столице России образ Казанский, вот он. Смотрите, какая география мощная, да? По центрам российским: Москва — передвигается на столичный уровень, Петербург — кафедральный собор в Санкт-Петербурге, где почитается икона. Я Вам больше [примеров] приведу. Об этом говорили часто, но, может быть, кто-то не знает. В самые трудные времена — это довольно уже известно — не такой уж почитатель религии как Иосиф Сталин все-таки дал приказ, чтобы Москву облетели (а есть предположение, что и Ленинград в то же время) именно с иконой Богоматери!

Ведущий: Да, эта история известна.

Митрополит Феофан: Эта история известна, да, и она имеет под собой основание. О чём речь? Защита небесная для земли очень важна. Если мы только «кувыркаемся» на земле, забывая, что есть ещё небо, где Бог и иные силы, мы долго будем между собой «кувыркаться». А когда мы постараемся такое вот двустороннее движение [поддерживать] — с земли обращаемся к Богу, а с неба Господь через Свои силы обращается на землю к людям — эта гармония в жизни народа очень важным фактором [будет].

Ведущий: То есть, День не только народного единства, но и единения небес и земли?

Митрополит Феофан: Да, конечно.

Ведущий: Очень интересная мысль. Смотрите, мы неслучайно заговорили об этом сегодня именно с Вами, потому как есть голосование в группе «ВКонтакте». Оно, может быть, Вас немного расстроит. «Знаете ли вы историю праздника Казанской иконы Божией Матери?», — спрашивали у наших пользователей. Два варианта — «да» и «нет». И вот почти 77,5% отвечают, что нет, они не знают этой истории, не знают этого значения. Мы обсудим этот момент после ответа на вопрос телезрителя, хорошо?

Митрополит Феофан: Хорошо.

Ведущий: Итак, здравствуйте, говорите, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте! Вас беспокоит Валерий Александрович. Икона Божией Матери — она, конечно, очень почитаемая и это история нашей страны, это история России, которую я люблю и уважаю. Но у меня вопрос к владыке. Вот сейчас нам подменяют праздник, этот Хеллоуин. Во-первых, это не наш праздник, это западный. И ещё. Мы же должны помнить и чтить свою историю, но мы почему-то забыли 7 ноября, а вот 4 ноября нам дали возможность вроде как-то праздновать. Кстати, народ его не особо празднует, если сказать по правде. А вот 7 ноября — это наша история, это становление Советской власти, это становление Российской Федерации. И я думаю, что 90% праздновали бы этот праздник — 7 ноября.

Митрополит Феофан: Спасибо большое, Валерий Александрович! Спасибо большое. Ответ на Ваш вопрос, он непростой, но я хочу сказать, что 7 ноября — а что 7 ноября? [4 ноября] мы празднуем День единства, а 7 ноября, к великому сожалению, было не единство, а разделение нашего народа, водораздел вообще в истории. Россию с ее тысячелетним путем разделили и сказали: сейчас Россия — советская. Вы говорите об исторической справедливости, но никто не отнимает у вас [права] вспоминать...

Ведущий: Право праздновать есть у каждого.

Митрополит Феофан: …и мы не должны изменять. Право праздновать есть у каждого. Но все-таки [есть] праздники, которые являются объединяющими. Разве мы не согласимся, что именно Казанская икона Богоматери — [символ] нашего единства в трудные дни, когда была Смута. И мы освободили нашу столицу, освободили нашу Родину... Что касается праздников, давайте так поговорим с Вами.

Ведущий: Да, вот тему Хеллоуина затронули. В этом году очень активно обсуждается.

Митрополит Феофан: Очень активно обсуждается этот праздник. Но простите, пожалуйста — а кто не знаком, посмотрите — к чему нам эта некая виртуальная бесовщина? Обязательно нужна? Что же, у нас нет своих праздников — порядочных, чистых, возвышенных? Никакой «традиции» с этим нововведением нет. Нам всё время говорили: «Это традиции западного мира, западная культура, ценности западные». Мы досыта наелись западных ценностей. Теперь, когда мы только решили, что имеем свои традиционные российские ценности, с нашей верой, с нашей культурой — я говорю не только о Православии, но и, конечно, об исламе в России — посмотрите, какое к нам сразу стало отношение. На нас стали смотреть как на неких изгоев. Только почему? Потому что мы начали вставать с колен как страна многонациональная, многоконфессиональная. Когда мы начали говорить о наших исторических ценностях, о нашей культуре, о наших традициях, о нашей вере, нам сказали: «Есть ориентир на западные ценности». Вчера нам говорили, что очень хорошо, если праздники [подобные] Хеллоуину пришли к нам (ну, привели их, а что дальше?). А сегодня нам уже говорят о введении западных ценностей, нетрадиционных «брачных связей», когда нет отца, матери, а есть «первый» и «второй» родитель.

О чём мы ведем речь с Вами, дорогой мой? Вы замечательный, Валерий Александрович, человек, у Вас хорошие рассуждения. Но давайте будем праздновать наши праздники. Кто-то сейчас, смотря на меня, будет говорить: «Ну вот, опять они, попы-религиозники, навязывают нам...». Кто вам навязывает, дорогие мои друзья? Не мы навязываем! Мы со своей страной тысячу лет уже идём, как и мусульмане. А нам за каких-то два десятилетия уже столько постарались навязать, что невмоготу стало это навязанное нести. Кафтан не наш, [сшитый] не по нашим меркам и не по нашим лекалам — тот, который стараются одеть на нас.

Поэтому кто празднует — пусть празднует. Но мы должны знать: нужны те праздники, которые просветляют душу, которые имеют корни в традиции народа, в исторической данности и основах, которые являются ценностными, нравственно-религиозными также для нашей страны и у наших народов.

Ведущий: Этот ответ был исчерпывающим. Давайте послушаем вопрос телезрителя. Здравствуйте, говорите.

Зрительница: Здравствуйте! У меня вопрос такого рода. Мы отмечаем праздник единения, в это время как раз приход Романовых на престол, да? Но спустя некоторое время был Алексей Тишайший, сын первого Романова, Михаила. И в его царствование произошел раскол в Церкви. Раскол был страшный: когда горели и церкви, горели книги, горели иконы, то есть появилась возможность сжечь то, что относилось к вере, которая неприемлема для власти. Не является ли 1917 год как бы следствием того, что произошло во время раскола Церкви? Возможность, скажем так, церковных верований и возможность надругаться над ними… Каково Ваше отношение к этому?

Ведущий: Да, спасибо.

Митрополит Феофан: Отношение. Начнем с последнего. Невозможно ругаться над верой. То, что произошло при Алексее Тишайшем, при Патриархе Никоне, о чём Вы говорите — это, как позже его назовут, раскол на «старую» и «новую» веру. Я скажу, что это беда наша общая, беда нашего народа. Но что было, то было. Всё-таки, надо о другом сейчас говорить. И в те времена то, что называют сегодня человеческим фактором, сыграло не очень хорошую роль — как с одной, так и с другой стороны. Слава Богу, еще при советской власти Русская Православная Церковь приняла решение о снятии клятв со старообрядцев, и со старообрядческой стороны [то же последовало]. У нас нормально идёт сейчас диалог.

Если что было плохо, надо сказать, ведь разделение никогда нельзя назвать полезным. Оно разделяет независимо от того, палец отрезал или полруки, да? Стремиться надо к единству. Вот поэтому сейчас и праздник единства нашего народа, как мы говорим, очень важный.

А вот теперь относительно 1917 года. Конечно же, в жизни целых народов, государств, этносов всё взаимосвязано. В какой-то степени, и революция 1917 года... Много, о чём можно говорить — и о периоде Петра I, который практически издевался над Церковью — «Всешутейший» Синод и многое другое было. Но это не может быть примером для подражания. Исторические ошибки должны стать не примером, а уроком, чтобы в будущем их не повторять.

Ведущий: Тем более, спустя некоторое время начинают всё равно их осуждать.

Митрополит Феофан: Да, конечно.

Ведущий: Конечно, да, хотелось бы понять. Ещё в этом году, наверное, особо трепетное отношение [к празднику], ведь ведётся восстановление собора Казанской иконы Божией Матери. Как идёт ход строительства?

Митрополит Феофан: Опять мне кто-нибудь скажет: «Снова вспоминаете Шаймиева». С одной стороны, чёткая позиция была Миннихановым высказана о восстановлении и о паритете: в Болгарах академия строится исламская, а здесь воссоздаётся собор. И активная позиция фонда «Возрождение» вместе с Шаймиевым — это очень важно, особенно накануне Дня народного единства. Вы посмотрите, я удивляюсь — растет же собор, величественный, красивый. Это тоже — символ Казани. Не надо говорить, чья колокольня или чей минарет больше. Надо думать о другом — где мы соревнуемся в добрых делах…

Я обращаюсь ко всем, кто слышит меня, дорогие други. Давайте этот праздник Казанской иконы Божией Матери начнем в 9 часов утра в Кремле, в Благовещенском соборе службой 4 ноября. А затем пойдем мы крестным ходом. И вы удивитесь, что сделано уже за какой-то короткий период после закладки собора Святейшим Патриархом Кириллом вместе с руководством республики, с Миннихановым и Шаймиевым, а также и с руководством страны. Тогда у нас был руководитель нашей Государственной Думы Нарышкин. Мы всё увидим и удивимся. Сегодня мы нуждаемся в защите Богоматери, как некогда в Смутные времена. И в этом крестном ходе давайте мы с вами проявим единство наших добрых помыслов.

Ведущий: Еще раз: 4 ноября в 9 утра.

Митрополит Феофан: 4 ноября в 9 часов — Литургия, а затем торжественный крестный ход. Приходите обязательно с детьми, пусть они почувствуют праздник народный.

Ведущий: Да, это было бы здорово. Но вернемся мы к голосованию. Я показывал Вам цифры о том, что, к сожалению, 77,5% пользователей не знают об истории этого праздника.

Митрополит Феофан: Спасибо. Всё и просто, и непросто. Это непросвещенность в религиозном плане: 100 лет калённым железом всё выжигалось у нас. И сейчас мы иногда слышим: «Да зачем религиозные ценности?» Другой вопрос, каково отношение [проголосовавших] к вере. Но мы же не знаем своей истории: что такое празднование Казанской иконе Божией Матери, что [значит] Казанская икона. Это говорит о том, что как можно больше мы должны уделять [внимания] просвещению историческому, духовному, культурному наших народов в наших религиозных ценностях. Никакого замахивания и поползновения на наш государственный секулярный строй нет совершенно, но есть право знания своей истории, веры. Когда я говорю о «нашей» вере — не говорю, что это только Православие. Это и ислам, и другие религии. Мы должны знать культуру, веру, историю, язык, литературу и многое другое своих народов.

Ведущий: Если человеку все-таки не удастся 4 ноября в 9 утра быть на Литургии, как отметить праздник? Если он хочет быть причастен к этому знаковому событию.

Митрополит Феофан: В этот праздник — День народного единства и согласия — первое, что я вам посоветую: в семьях примиритесь друг с другом, а на работе — накануне праздника: «Слушай, Тимур, у нас с тобой что-то было не так. День народного единства грядёт — брат, прости меня, я больше не буду». Вот так это единство, цепочка доброго взаимопонимания в коллективах, в семьях, в межличностных отношениях будет нашим вкладом. А поскольку еще и празднование Казанской иконе Божией Матери… Не успел на службе побывать — зайди потом как-то, хотя бы и на следующий день, в Богородицкий монастырь, приложись к Казанской иконе. Ещё не веришь — просто постой. Поверь: Богоматерь — Она как мать, не останется в долгу у тебя и твоих детей.

Ведущий: В заключение программы хотелось еще быстренько обсудить тему прошедшей конференции в Академии социального образования «Противодействие идеологии экстремизма в образовательной среде». Я так понимаю, мы начали об этом говорить в школах с юными нашими учениками?

Митрополит Феофан: Понимаете, это задача №1. Посмотрите, как разгулялась экстремистская нечисть на Ближнем Востоке! Откуда? И ведь мы, весь мир взаимосвязаны сейчас. Всё, мир перестал иметь границы, достигавшие неба, нет железных занавесов. Средства современной коммуникации как добро, так и зло, эту бациллу заразную [экстремизма] делают доступным. Поэтому, конечно же, противодействие экстремизму [должно быть] не только самолетами, ВКС, бомбовыми ударами, но бороться надо за умы людей, особенно же за молодые.

И опять возвращаюсь: нормальное знание религиозных ценностей — это очень важная преграда [проникновению] экстремизма в наши души, в наши семьи, особенно же в души молодежи. Надо только так сделать, чтобы это противодействие экстремизму не было некими налетами: провели, галочку поставили, отчитались. Нет, это должно стать системной всеохватывающей заботой и работой над тем, чтобы экстремизму сказать: «Стоп! Не пройдешь!» А это возможно только тогда, когда мы объединимся все вместе: и государство, и общество, и школа, и вузы. И самое главное, чтобы наши головы стали более просвещенными.

Ведущий: На этой ноте мы закончим нашу беседу сегодня. Очень много смыслов в этом празднике мы нашли сегодня благодаря Вам. Большое спасибо, владыка… Это была программа «Главные новости», в студии был Тимур Рагга. Всего доброго!

Митрополит Феофан: С праздником!

Теги:
программа «Главные новости»
интервью
Казанская икона Божией Матери
митрополит Феофан
слово митрополита Феофана
День народного единства

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации