Публикации

Дата публикации   Количество просмотров

В эпоху Отечественных войн 1812 г. и 1941—45 гг. казанское духовенство вдохновлялось на свою патриотическую деятельность примером одного из основоположников Казанской епархии — архиепископа Ермогена, впоследствии Патриарха Московского и всея Руси.

Как только был обнародован царский манифест по случаю вторжения Наполеона с войсками «дванадесяти язык», казанское духовенство, во главе со своим маститым архиепископом Павлом, весь свой тогдашний авторитет беззаветно принесло на служение Родине.

6-го июля 1812 года в кафедральном соборе города Казани был отслужен торжественный молебен о даровании победы российскому воинству нал разноязычной армией Наполеона.

Затем Казанская Духовная Консистория Указом от 22 июля 1812 года предписала по всем монастырям, градским и сельским церквам «в первый воскресный или праздничный день пред началом божественной литургии обнародовать манифест и воззвание Священного Синода, а после нея отслужить молебствие противу супостат с коленопреклонением; ежедневно на литургии после сугубой ектении читать молитву о победе на супостат с коленопреклонением». (Арх. № 1, Ф. 4, 599—647 стр.). 6-го августа 1812 года было по всей епархии обнародовано распоряжение Св. Синода «неотменно» совершать с коленопреклонением по воскресным дням «Последование молебных пений, отправляемое во время брани против супостатов на ны». (Арх. № 1, Ф. 4, 648, стр.).

10-го сентября 1812 года Казанская Духовная Консистория своим Указом предписала «духовным правлениям, монастырским настоятелям и настоятельницам, а разно и благочинным, в непосредственном ведении Консистории состоящим» открыть сбор пожертвований денег, ценных вещей и сдавать их лично казанскому губернатору Борису Александровичу Мансурову, а в уездных городах — земским исправникам (Арх. № 1, Ф. 4, 620—621, 703). Архиепископ Павел обратился с горячим архипастырским призывом к верующим проявить свою любовь к Родине. «Возлюбленная о Христе паства, — писал он, — всем вам и каждому известно, сколько предивные грады, и веси и даже царствующий град Москва потерпели от вторжения врага в отечество наше. Нет нужды исчислять вам все неистовства и лютости его, доселе неслыханные, каковые они на себе испытали. При одном воображении о них чувствительные сердца ваши без сумнения обливаются слезами. Бедствия сии, потерпенные ими, суть купно бедствия и всего любезного отечества нашего... Но, слава милосердию Божию! Уже лютый враг обратился в бегство и токи крови его праведно реками льются по следам его. Всемогущий Бог, по словам пр. Исаии (Ис. 7, 18), посвистом своим призвавший на нас лютого зверя сего, вложил удица свои в ноздри его и бразду во устню его, и возвращает его по пути, им же пришел. Ангел Господень, погоняяй и поражаяй, убивает нечестивые полчища его. Слава милосердию Божию, так о нас благоволившу...

Образован благотворительный Комитет для оказания помощи пострадавшим соотечественникам нашим...

По долгу пастырскому обращаюсь к Вам, чада Христовой Церкви! Уделите кийждо имения Вашего для подаяния помощи страждущим обезчаденным родителям, осиротевшим детям, разоренным, лишившимся крова и не имущих, где главы подколонити братиям Вашим. Явите себя достойными сынами отечества, христианами. Жертва, каковую кто вознесет на алтарь сей, Богу милосердия будет в воню благоухания сладостна, страждущей братии нашей утешительна. Благодетельные же пожертвования таковые может каждый благотворитель сам присылать в Санкт-Петербург или для отсылки куда следует — препровождать в Казанскую Духовную Консисторию». (Арх. № 1, Ф. 4, л. 833—834, 1812 г.)

Историческая справедливость требует отметить, что патриотизм казанского духовенства в эпоху Отечественной войны 1812 года выражался не только в молитве, личных пожертвованиях и проповедях патриотического характера, но и в непосредственном персональном участии в рядах знаменитого Казанского ополчения. Народы Казанской губернии, как и все народы России, горячо любили свою Родину. Манифест, воззвание Св. Синода, патриотические проповеди духовенства нашли самый горячий отклик в сердцах казанцев.

Десятки патриотов из уездов и сел записывались добровольцами в ополчение. Наряду с русскими были здесь и татары. Мать двоих сыновей, татарка Нигабидуллина обратилась в Казанскую татарскую ратушу с просьбой принять добровольцем в ополчение ее младшего сына, который, как и старший, желает сражаться за Родину. В этом ополчении добровольцы были от всех сословий и учреждений, много студентов и профессоров Казанского Университета.

Пономарь села Арча (Арск) Александр Ильин, собрав поселян своего прихода для обнародования манифеста, обратился к ним с речью, в которой призывал поселян сменить свой мирный труд на пику и штык и ополчиться за Родину, за разоренные русские села, за убийство детей и стариков. Он говорил, что, несмотря на то, что его голова уже убелена сединами, поскольку он может носить пику, он должен быть в рядах защитников отечества. Он просил своих прихожан последовать его примеру. После собрания был составлен список желающих пойти в ополчение, первым в списке был Александр Ильин.

60 семинаристов Казанской духовной семинарии подали прошение Казанскому архиепископу Павлу с просьбой отпустить их на службу в ополчение. Многие из них, как Аристарх Пифиев, Михайлов, Степан Васильев, при боевых действиях отличились и были командованием отмечены и награждены.

В рапорте на имя главнокомандующего Барклая-де-Толли сказано: «Поступивший по собственному желанию в 1812 г. урядником в Казанское ополчение из учеников Казанской Духовной Семинарии Аристарх Пифиев обратил на себя особое внимание и поистине заслуживает награду». Пифиев Аристарх был награжден чином 14-го класса. (Арх. № 1, Ф. 4, 726—727.)

7 октября 1812 года Чебоксарское Духовное Правление за подписью Седьмиезерской пустыни игумена Товии, сообщало Казанской Духовной Консистории: «Объявили желание поступить во временное внутреннее ополчение, Чебоксарского уезда сел.: Вонбэнас—дьяки: Иван Иванов, Игнатий Алексеев: с. Сундыря: Троицкой церкви, пономарь Иван Лунин; с. Сотникопа: дьячек Федор Степанов, пономарь Егор Иванов; С. Акулапа — пономарь Василий Егоров и Цивильского уезда, села Рындина — дьячек Алексей Афанасьев, — о самоскорейшей высылке сих церковников в Консисторию для отсылки к начальнику здешнего ополчения». (Арх. № 1, Ф. 4, стр. 711.)

Таким образом, мы видим, что во время Отечественной войны 1812 года, казанское духовенство, вместе с остальным населением Казанской губернии, принимало самое деятельное участие в борьбе против Наполеона, вероломно напавшего на Россию.

Чудеса Казанской иконы Богородицы в Великую отечественную войну

Чудеса Казанской иконы Богородицы в Великую отечественную войну

22 июня 1941 года Гитлер, по примеру Наполеона, коварно напал на СССР. Началась Великая Отечественная война 1941—45 гг.

В ряду с другими гражданами ТАССР казанское духовенство тоже в меру своих возможностей принимало самое деятельное участие в обороне страны. Помимо молитв и патриотических проповедей, духовенство во главу угла своей деятельности ставило сбор средств. Сборы эти были так значительны, что казанское духовенство несколько раз получало благодарность от самого вождя народов СССР. Генералиссимуса Иосифа Виссарионовича Сталина. Мало того, некоторые священнослужители были в рядах Красной Армии и за свою воинскую доблесть были награждены орденами и медалями, как, например, священник церкви города Чистополя Николай Куницин и иеромонах церкви села Больших Кабан Афанасий Ранцев.

Равным образом несколько человек казанского духовенства, во главе со своим епископом, были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—45 гг.».

Да иначе, конечно, и быть не могло, так как русское православное духовенство всегда отличалось горячей любовью к Родине и вдохновлялось в своей патриотической деятельности и примерами основоположников Казанской епархии, святителей Казанских, и последующих Святейших Патриархов Русской Церкви — покойного Патриарха Сергия и ныне здравствующего Патриарха Алексия, великого патриота нашей дорогой Родины — СССР.

 

Вернуться к списку

Последние добавления