Публикации

Дата публикации   Количество просмотров

Началась Страстная седмица, а значит, все православные приходы, каждый православный житель Татарстана готовятся к главному празднику года — светлой Пасхе Христовой. Если все упростить и сказать очень кратко о необходимых «душевных делах этой самой молитвенной недели в году, нужно побуждать себя к такому деланию: прийти (в храм, к Богу), победить (страсти, сомнения, неверия), очистить (душу от скверны), прозреть (духовно, увидеть реальную ситуацию жизни и обрести свой путь спасения), помочь (помогая другим, мы всегда помогаем своей душе спастись). Чтобы настроить камертон души на теплый, ясный лад, нужно открыть сердце святому чуду. И для этого, нам, казанцам, дарованы чудеса православной веры. Самым главным чудом является сохранение веры в годы лихолетья. Наши предки шли на подвиг, рисковали жизнью своей и своих близких, спасая храмы, оберегая святые иконы. Мы уже стали забывать, что даже просто пройти крестный ход на Пасху было подвигом, серьезным решением для советского человека. Зайдите в такой «спасенный» храм, вспомните героев веры православной. Церковь святых благоверных Ярославских чудотворцев (Арское поле), храм Казанской иконы Божией Матери (в Царицыно), Спасо-Преображенская церковь (село Большие Кабаны). Это не просто церкви, само существование древних храмов в Казани, которые не закрывались даже в самые атеистические годы — символ торжества веры, победы духа над страхом и слабостью.

Мы с братом — Максимом Валентиновичем Андреевым и сыном Степаном отправились на родину предков, в Большие Кабаны. Село Большие Кабаны упоминается уже в Писцовой книге 1567 года. В период Казанского ханства здесь уже существовало селение. Близость к городу было хорошим источником дохода для крестьян. В город на подводах возили мясо, овощи, молочные продукты, соленья. Позже земли эти перешли в управление Казанскому архиерейскому дому. По переписи 1770 года здесь уже проживало 285 экономических крестьян. К 1884 голу в селе было 182 двора, где проживало около тысячи населения. Традиционным промыслом крестьян была продажа мяса в Казани. Приход православный в селе существовал со времен Ивана Грозного, и поддерживался государством, как оплот Православия. В этих краях проживало множество русских переселенцев, со всех сторон приезжали служивые люди, «охраняя» самим фактом своего проживания побережье Волги. Вероятно, храм несколько раз горел. История прихода в Больших Кабанах началась еще в 16 веке. Деревянный храм сменился каменным, во времена царствования Екатерины II, при реставрации на стенах нашлось клеймо 1830 года. Получается, каменная церковь появилась почти одновременно с открытием школы, которая официально открылась в 1840 году Министерством государственных имуществ, в 1869 года ее статус был повышен — земская двухкомплектная школа. В начале века здесь учительствовала выпускница Мариинской гимназии Мария Ивановна Кузнецова. За свою плодотворную педагогическую деятельность (которая началась в 1883 году) она была награждена серебряной медалью. Просвещением детей прихода активно занимался отец Михаил Красновидов, которому довелось служить здесь с 1836 до 1884 года. После него, вплоть до 1913 года настоятелем храма был отец Константин Добромыслов. В архиве Казанской консистории в клировой ведомости за 1912 год есть интересная запись: «Спасо-Преображенская церковь в с.Кабанах Казанского уезда Казанской губернии построена неизвестно кем и когда. Зданием каменная, с таковой же в одной колокольней. Крепкая». Пророческие слова. Крепкой и оказалась…

У каждого из нас есть «свой» храм, то место, где душа чувствует себя дома, где особенно нам слышны ангелы. Здесь происходят необыкновенные вещи. В Спасо-Преображешкой церкви к таким откровениям привыкли.

— Я ощутил что-то особенное, когда расписывал храм, — говорит член союза художников России Александр Кузьмич Кислов, — Потрясающее чувство счастья, полета. Мы с художниками Александром Рябовым, Валерой Ивановым работали по ночам, под церковное пение, взбирались на леса под самым куполом смотрели на деревню, вот она — блестит от луны и снега, в сердце такое блаженство… Даже друг мой, известный балагур замолкал, становится тихим-тихим… Может быть, конечно, и высоты боялся.

О дорогах, ведущих в храм

Расскажу историю своего «чуда». Как то утром, ехала с дачи, было тепло и тихо. И, вдруг, словно мне приказали: тебя ждут в Кабанах. Село это особенное и для меня, здесь родился и вырос мой папа — профессор КФУ Валентин Андреев, дед — Иван Михайлович в военные годы был директором школы. Но сейчас там никого из родных уже не живет.

И вот я еду в машине одна, разговариваю по телефону, и на фоне беззаботности и громкой музыки в машине, вдруг, такой «приказ свыше». Послушалась. И… оказалась на отпевании отца Георгия, любимого прихожанами настоятеля, человека духом сильного, прозорливого, исповедника и духовного наставника многих в Казанской епархии священнослужителей. Когда-то, в конце 90-х я приезжала к нему и делала репортаж о «спасителе в тапочках».

Да, здесь, в Свято-Преображенском храме есть кое-что непривычное для православных и это статуя скорбящего Господа. На всю республику такой скульптуры может быть и нет больше. Создан он из цельной липы, уральскими мастерами еще в 17-ом веке. В народе его называют «Спас Полуночный», в храме он находится справа у алтаря, в нише, словно в темнице. Это — образ Иисуса Христа в ночь перед Распятием. Весь он — скорбь за судьбы мира, который принял его, но сразу же предал.

— Он ходит, по храму, Спаситель, и печалится о нас, о людях, — рассказывал мне во время интервью для «Вечерней Казани» еще в 1998 году отец Георгий. — Вот и приходится и каждый день тапочки ему менять.

— Сегодня пришла посылка из Сергиево Посада, примерим Спасителю и обратно отправим, — в продолжение разговора спустя почти 20 лет говорит Антон, помощник настоятеля храма. — Господь людей исцеляет. Сама статуя — странник, много храмов сменила, к нам была привезена из часовенки села Кулаева Пестречинского района. Многие православные святыни обрели в храме прибежище в непростые годы. Икона великомученицы Параскевы Пятницы имеет тоже свою историю.

Икона была обретена у источника в селе Бима, в XIX веке. Здесь возвели часовню, а позже и храм, освященный во имя Великой святой. Храм сгорел в 60-е, иконы разобрали по домам. Позже оказалась она у некого статусного чиновника в кабинете. В один прекрасный момент мужчина приехал в Кабаны: «Я или с ума схожу, или… в общем, помогите! Икона мне работать мешает, я стал ее слушать, просится в ваш храм». Так приносите, — не удивляясь, ответили ему в ответ. У чиновника дочка сильно болела, а как передал икону в храм, девочка исцелилась.

Вера дедов — пример веры

Спасо-Преображенский храм — победитель, это настоящий символ веры. Прихожане отстояли его, когда пылали в пожарищах, ломали кресты в церквях Поволжья. Храм стал свидетелем многих героических поступков во славу Божию. Староста храма — Анастасия Федорина в начале 30-х, когда запретили служить, продала корову и отправилась в Москву, к самому Калинину. Рассказывают, принял народный староста бабушку, чаем напоил, и побеседовав, разрешил продолжать службу в храме. Но вернувшись домой, в сельсовете старосту строго спросили: «Звонить в колокола — запрет! Его не отменили?» Настойчивая женщина съездила к Калинину повторно и привезла письмо, по которому звонить в колокола разрешили. Это ли не чудо?

Свидетельница века

Свидетельница века

— Бывало за пять километров, в лесу слышали колокола, — рассказывают прихожане. — С екатерининских времен пятитонный царь-колокол звонил, гудел, звал — душу переворачивал. Колокол-гигант треснул в морозы конца 70-х, но так и остался в колокольне, только теперь он на заслуженном отдыхе.

Победили прихожане и пожар в конце 80-х, когда иконостас сгорел до третьего уровня. Заполыхал храм на Рождество, стояли морозы, сильно топили печку… Тогда из огня женщины, облившись водой, выносили дорогие сердцу образа. В правом приделе стоящая Казанская икона Божией Матери в 90-е была почти неузнаваема: светлый лик в пятнах, лак — буграми. Сама видела. А сейчас, весной 2017 года она словно после реставрации. «Богородица по молитвам Сама обновляется», — как о совершенно привычном явлении говорят прихожане.

Этот подвиг наших бабушек разве может он не вдохновлять нас, живущих в благополучном мире и согласии. В согласии ли? «Арена борьба — душа человеческая, — говорит батюшка — настоятель храма игумен Александр Зинин прихожанам на проповеди — У каждого своя битва, и своя победа».

Последнюю неделю Великого поста мы очищаем дома, но готовим душу. Однажды в монастыре меня удивило откровение монаха: «Икона — это открытое окно на небеса. Только створки не в небо, а вовнутрь, в душу человеческую. И если душа не готова, в злобе, неверии, оконце не сможет отвориться…»

— Для меня этот храм больше, чем дом, — продолжает рассказ скульптор Александр Кислов, — на службе я думаю, вот здесь стоял мальчишкой, здесь крестили моего прадеда Спиридона. И он был младенцем на руках — прапрадеда… Здесь похоронены родные, здесь будут когда-то и меня отпевать… Здесь я встречаюсь со своей душой, с предками. Чисто там, где честно. Где хочется быть чистым перед собой и Богом и людьми. Где родился и всю жизнь прожил, там не сможешь быть нечестным.

Если готов к обретению

— Однажды я приехала в храм в смятении, рассказывает мне прихожанка Наталья И., — личная жизнь не складывается, живу как слепая, не понимая, куда идти, какие жизненные цели ставить. Стою на службе и плачу. Мне бабушки в один голос шепчут: не горюй, дочка, это грех, отчаяние. Иди к Казанскому образку Божией Матери, Ей расскажи, Она поможет… Я подошла, прислонилась к окладу, прохладному, и… словно просветлело кругом. «Ах, как Она на тебя смотрела, Матерь Божия, как смотрела, доченька…», — улыбнулась мне бабушка-прихожанка. Наверное, я тогда впервые заглянула в душу свою, и словно прозрела. Что я не так делаю, что не о том мечтаю. Сейчас у меня трое детей, нет, четверо — воспитываем с мужем еще приемную дочку. И я знаю, что делать. Увидеть то, что скрыто, что действительно важно — это, неверное, главное, в чем помогает современному человеку вера предков.

Чудотворный Казанский образ Богородицы села Большие Кабаны: маленький лик, но с великой благодатью

Чудотворный Казанский образ Богородицы села Большие Кабаны: маленький лик, но с великой благодатью

История этого Казанского образа Пресвятой Богородицы, что находится слева от алтаря — необычна, как и все в этом храме. Местные краеведы установили явление и описали его. Сразу после кражи Первоявленного образа в Казанском Богородицком монастыре, этот маленький серебряный образ нашли здесь, в местном источнике. Юноша Иван Михайлов, остановился, чтобы попить и напоить коня, черпнул ковшом водицы… и на дне оказался серебряный слиток с ликом святым. Присмотрелся, образ Богородицы. Домой принес, матушке передал. Поставила Мария его в иконостас, а вода из образа льется как из ручейка. Только на третий день поняла, что икона мироточит. Вынесла образ к людям, стали служить. И чудеса стали свершались по молитвам. На месте обретения иконы с тех пор стоит часовенка-столб. Его возводила местная жительница — Зоя Шашурина, носила камни, молилась… А было устроительнице уж не мало — 74 года.

Простые вопросы открывают душу

— Самый простой и самый сложный вопрос для человека: «Что есть Бог?», — говорит отец Александр, настоятель храма. — Иоанн Златоуст говорит нам: «Бог есть любовь». Чтобы быть ближе к Богу, нужно любить, открыть сердце любви. Учиться дарить любовь. Мы детей учим любить все: мир, людей, природу, вот у нас и белочки у храма живут, наши малютки из воскресной школы их очень любят. Детей хорошо учить с любовью. Жалко, сегодня дети все меньше читают. Я мечтаю здесь построить музей древней книги. Пусть сейчас, в виртуальный век, это будет в диковинку. Как в Библии сказано: «Вначале было слово», так оно будет всегда.

В каждом приходе, как и в каждой семье — свои правила, традиции. В Кабанах было свое: помощь для дела, не для показа. Кто побогаче приносили ткани, продукты. Особенно много приносили на вынос плащаницы, в Страстную пятницу… А кто нуждался — потом для себя забирали. Благодеяния совершаются просто, без назидания. Бедный не чувствовал скорби, богатый не невольной жалости. Мудро, по-народному просто. Хорошо бы и нам так научится жить. Просто. С чудесами. Жить и верить. И совершать свой маленький подвиг.

Признаюсь, у меня тоже было испытание, которое требовало усилий и привело в храм. В начале поста, позвонили дальние родственники: «Храму в Кабанах нужны прихожане, совсем мало людей на службах. Забыли о святом месте. Надо бы статью написать, помоги, ты же журналист…» Но в начале поста было столько искушений и испытаний, что голова кругом: болезни деток, на работе аттестация, срочные заказы, конференция — Андреевские чтения в память о папе. Все требовало активного участия. Конечно, родному храму хотелось помочь, но… (ох уж это «но», всегда найдем оправдание). Нашла телефоны журналистов, вот, обращайтесь, но никто не откликнулся, не согласился написать. Искать оперативный повод для публикации о храме светскому журналисту очень сложно. И вот накануне Страстной седмицы, меня словно стукнуло в сердце: «Может быть это и было тебе самым важным заданием за весь пост. А ты его не выполнила! Поделилась переживаниями с братом, он поддержал: «Поедем на Вербное воскресение в Кабаны!» Спаси Господь всех, кто поддержал это начинание, и вас, уважаемый читатель, в первую очередь. Надеюсь «задание» свое я выполнила. Храни Господь нашу страну, нашу землю родную и чистую веру в наших сердцах…

Вернуться к списку

Последние добавления